Врач-травматолог: «Я заболел болезнью под названием «живопись»» - ИНТЕРВЬЮ

Врач-травматолог: «Я заболел болезнью под названием «живопись»» - ИНТЕРВЬЮ
Рустам Гасымов 

Интервью с талантливым азербайджанским художником Рагимом Гашимовым.

- Рагим, расскажите нашим читателям немного о себе…

- Я родился в азербайджанском городе Сумгайыте. Рисую я с детства. Родители, заметив мое увлечение, отдали меня во вторую школу искусств. Несмотря на мою любовь к живописи, судьба сложилась по-другому, и я выбрал совсем другое направление. Я мечтал стать художником, но стал врачом (смеется). Учеба длилась долго. Сначала медицинский институт, затем образование (клиническая ординатура) в Украине. Таким образом, я стал врачом-травматологом. После завершения образования, я устроился в отделение травматологии Больницы скорой и неотложной медицинской помощи Сумгайыта, где я работаю более 10-ти лет.

- Как Вы вернулись к творчеству?  

- Наш друг Игбал Гасанализаде, которого мы называем сумгайытским Третьяковым,  открыл первую чайхану в Сумгайыте, на стенах которой висели картины. В этом плане его можно назвать первооткрывателем. Игбал человек со вкусом, который всегда отличался на фоне других. Ведь в начале 2000-х годов в нашем городе не было чайханы или кафе, на стенах которой висела бы живопись. Мы часто сидели с друзьями в его заведении, и пили чай, общались, делились идеями. Во время одной из бесед я сказал, что в детстве мне очень нравилось рисовать, и я посещал школу, где осваивал основы изобразительного искусства, на что Игбал сказал: «Рагим, а почему бы тебе вновь не стать этим заниматься?». 

- И что Вы ему ответили?

- Поначалу я задумался и мысленно представил себе этот долгий процесс возвращения к искусству, ведь я долгие годы не брал в руки кисть. Однако, Игбал настоял, да и я не стал сопротивляться, мне хотелось попробовать (смеется).  Взяв небольшой холст, я начал писать. Первая картина мне казалась настоящим шедевром. Это уже спустя время я понял, что та работа была довольно далека от совершенства, но главным для меня на тот момент было начать, если принять во внимание перерыв длиною в 10-15 лет. Однако, большое спасибо моим друзьям, которые воздержались от резкой критики и решили меня поддержать, за что им большое спасибо, ведь это был переломный момент. Если бы первый блин оказался комом и меня стали беспощадно критиковать, то они могли уничтожить мою мотивацию и отбить желание творить. Но друзья проявили чуткость и внимание, что стало толчком для моих дальнейших шагов в творчестве. Главное – это поддержать и вдохновить человека в нужную минуту.    

- Какой сюжет был изображен на твоей первой картине? 

- На ней я изобразил девушку, сидящую возле виноградника. Причем, все это происходило на фоне живописного заката. Одним словом, начал я с романтики. Кстати, эта картина спустя время была продана.  

- После этого в Вашей жизни состоялось другое историческое знакомство? 

- Да, чуть позже я познакомился с талантливым азербайджанским художником Интигамом Агаевым, с которым мы стали большими друзьями. Это знакомство сильно повлияло на мою жизнь, так как я встретил единомышленника, человека, с которым мы находимся на одной волне, живем одной целью, разделяем общие интересы и ценности жизни. Отмечу, что наличие в жизни творческого человека такого друга и наставника играет огромную роль, как в жизненном плане, так и в творческом росте. Первое время я часами наблюдал, как пишет Интигам, изучал его манеру, любовался его картинами, что я продолжаю делать и сегодня. Было время, когда я хотел писать, как он. Возможно, поэтому наши стили немного похожи. 

- Несмотря на сходство, Ваши картины отличаются, причем довольно сильно…

- Согласен. Я считаю Интигама своим учителем, серьезно повлиявшим на мое творчество. В процессе работы я начал погружаться все больше и больше в творчество, которое захватило  меня с головой. Мне самому было интересно наблюдать за тем, как идет процесс моего становления и развития, как художника. Конечно, вначале было сложно, как говорится, «Москва не сразу строилась», поэтому порой приходилось серьезно попотеть, чтобы добиться желаемого результата. Со временем, с завершением каждой новой работы я заметил, конечно, прислушиваясь к комментариям моих друзей-живописцев, что я совершенствуюсь от мазка к мазку. Вновь хочу подчеркнуть, что поддержка Интигама и Игбала сыграла в этом вопросе решающую роль.    


- Рагим, где Вы писали картины? 

- Вначале я работал дома. Однако, спустя некоторое время мы, вместе с ребятами-художниками, арендовали небольшую мастерскую, которая стала местом  моего  творчества. Я рисовал при первой появлявшейся возможности, меня невероятно тянуло к холсту. Меня обуревали  энергия, чувства, внутренние переживания, которые хотелось выплеснуть на холст. В этом порыве рождалась каждая новая работа. Я жил и работал с одной целью, чтобы моя картина когда-то попала на серьезную художественную выставку, причем не персональную, а хотя бы сборную. Мне хотелось хоть раз в жизни пережить эмоции, которые испытывают в эти драгоценные моменты художники, выставившие свои картины на суд зрителей. О выставке я мечтал больше, чем об известности как  художника.  

- Спустя некоторое время Вашей мечте было суждено сбыться?  

- Да. В общей сложности я принял участие в более, чем 10-ти коллективных выставках, причем я выставлялся в серьезных вернисажах с профессиональными художниками, что стало для меня большой честью. Одним словом, я заболел болезнью под названием «живопись». 


- Рагим, Вы, наверняка, помните свою первую выставку…

- Моей первой ласточкой стала выставка, посвященная 60-летию со дня основания города Сумгайыта, где я впервые познакомил зрителей со своим творчеством. Затем я принимал участие в вернисажах, проводимых в Музейном центре министерства культуры и туризма в Баку. 

- Однако, персональной выставки у Вас пока не было? 

- Не было. Однако, именно над этим я сейчас и работаю. Я думаю, с помощью Всевышнего, мне удастся в этом году организовать персональную выставку. Всем известно, что творчество требует огромного количества времени, любви и самоотдачи. Однако, к большому сожалению, у меня мало свободного времени. Работа в травматологии и регулярное дежурство  занимают практически все мое время. Оказавшись дома, я бываю настолько уставшим, что у меня порой просто нет сил писать картины, ведь творчество требует максимальной концентрации. Когда я уставший, мне сложно сосредоточиться и писать, полностью используя свой потенциал. Поэтому мне приходится выкраивать время (улыбается).  Я пишу, когда у меня появляется настроение для творчества. Например, черновую работу - заполнить холст, делать наброски и прочее, я могу делать в любое время. Однако, творческим процессом  я люблю заниматься на свежую голову. 


- Какого стиля Вы придерживаетесь в живописи? 

- У меня портретное направление. На меня сильно подействовали работы таких художников, как Амедео Модильяни, Пабло Пикассо, Густав Климт, Рембрандт, Анри Матис и т.д. Каждый художник хочет передать что-то красивое. Кто-то делает это  посредством пейзажа, кто-то – натюрморта, а я, рисуя женщин. Ведь женщина – это прекрасное создание, красивое не только внешне, но и духовно.  

- Женщины на Ваших картинах утончены, красивы и своеобразны…

- Каждый видит и воспринимает красоту по-своему. Художники не могут одинаково передавать  великолепие женского тела. У каждого живописца свой подход и свое восприятие. В последнее время я стараюсь привнести музыку в свои работы. Например, почти на всех моих последних картинах  изображены женщины с музыкальными инструментами.  Женщина с виолончелью, со скрипкой и т.д. Я очень люблю классическую музыку и могу слушать ее часами, писать под нее картины и просто наслаждаться ею. Мой творческий процесс неразрывно связан с музыкой, так как она меня успокаивает, настраивает на работу, позволяет мне всецело погрузиться в творчество и абстрагироваться от происходящего вокруг, создавая душевную гармонию. Помимо этого, музыка помогает мне мечтать. 


- Рагим, а почему именно женщины? 

- Мне самому сложно найти ответ на этот вопрос. Я люблю рисовать женское тело. Для меня большая радость, когда моя картина приносит удовольствие человеку, которого я изобразил на ней. Мне нравится писать с натуры. Я часто делаю фотографии и небольшие зарисовки, которые впоследствии мне помогают во время работы. Почти на всех моих картинах я изображаю женщин.  
      
- К каким сюжетам помимо женщин Вы обращаетесь в своем творчестве?

- Мне нравится морской пейзаж, золотые пески Абшерона,  натюрморты, но главное место бесспорно отводится женщине (улыбается). 

- Кстати, смотря на женщин, которых Вы изображаете на своих полотнах, у меня возникает вопрос – это восточные или европейские красавицы?  

- Мои героини – это реальные люди. Сложно определить, это красавицы Востока или Запада (смеется). В моих картинах я стараюсь изобразить женщину так, как я ее вижу. Одним словом, я ищу идеал, образ, силуэт. В жизни женщина-натурщица может быть противоположностью  идеалу, но на картине она преображается. 


- Какие эмоции переживают Ваши героини? 

- Мои героини обычно испытывают грусть и ностальгию. Возможно, это и частично мое состояние, связанное с переживаниями и воспоминаниями. Поэтому, я изображаю женщин с грустинкой, которые становятся лирическими персонажами. На лицах некоторых героинь можно увидеть улыбку, но большинство грусть.  Мне сложно это описать, так как процесс происходит независимо от меня. Однако, я люблю смотреть на мир через призму юмора, потому что в этом случае человеку живется намного легче. Порой мне даже хочется пошутить. Например, я могу изобразить женщину обнаженной, не сказав ей об этом (смеется). В повседневной жизни я очень серьезный, ведь профессия у меня не из легких. Поэтому творчество – это способ немного расслабиться и снять накопившееся напряжение. В последнее время я часто изображаю себя на своих картинах в образе Себастьяна Баха, Леонардо да Винчи, Ван Гога и т.д. Находясь в уголке картины, я будто украдкой наблюдаю за происходящим вокруг.   

- В своих работах Вы используете довольно яркие цвета…

- Да. Мне не нравится писать на белом холсте, поэтому я предварительно закрашиваю его в черный цвет, а только потом приступаю к созданию картины. В своих работах я делаю акцент на яркие сочные краски, что делает картины экспрессивными. Я не могу работать со спокойными тонами, поточу, что в этом случае полученная картина кажется мне безликой. Мне нравится экспрессия, выразительность, эмоциональность, когда картина будто горит и завораживает смотрящего на нее человека.    


- Рагим, Ваши картины пропитаны положительной энергией. Вы всегда изображаете только хорошее? 

- Меня часто об этом спрашивают и порой даже упрекают. Дело  в том, что сегодня в мире столько негатива, войны и кровопролитий, что не мне хочется переносить  эту боль на холст. Работая в травматологическом отделении, мои глаза ежедневно видят эту боль, переживания и скорбь. Откровенно говоря, мне не хочется это рисовать. Всем интересующимся я говорю: «Если бы вы были на моем месте и видели то, что каждый день вижу я, вам бы никогда не захотелось это нарисовать».  Зачем переносить негатив на холст? 

- Однако, на одной из Ваших картин присутствует элемент, соответствующий Вашей профессии….

- Да. Эта картина, которую я представил на суд зрителей на выставке «Цвет кофе», прошедшей в Музейном центре министерства культуры и туризма, получилась чисто случайно. В организации этого вернисажа мне бы хотелось выразить отдельную благодарность Лиане ханум Везировой, которая всегда поддерживает творческих личностей в целом, и художников в частности. На этой картине, где действие происходит утром после дежурства, я изобразил чашечку кофе и стетоскоп. Смотря на эту работу, зрители сразу понимали, кто ее автор (улыбается).      

- Кстати, Вы можете писать и как реалист, но в Вашем творчестве мы не видим картин, написанных в этом направлении…

- Да. Был период, когда нужно было выбирать, и тогда я сделал выбор не в пользу реализма, потому что он мне не интересен. Однако, спустя некоторое время мне захотелось попробовать, а смогу ли я писать как реалист?! Для этого я написал картину, на которой изобразил знаменитую работу Леонардо да Винчи «Мону Лизу» в реализме вместе со своей супругой, которая написана в присуще мне стиле. Таким образом, в одной картине я совместил классический реализм с модернизмом, поняв, что я могу писать в обоих течениях живописи.   


- Рагим, сколько времени уходит на создание одной картины? 

- По-разному. Бывает, что картину я заканчиваю буквально за два дня. Однако, порой на полное завершение картины уходит месяц, полтора или даже больше, иногда, даже год. Очень часто я пишу несколько картин одновременно, когда устаю от одной, перехожу к другой. Это  полезно. Например, бывают периоды, когда у тебя никак не получается завершить картину, несмотря на усилия и многочасовую работу. Однако, отложив ее и, вернувшись к ней вновь через некоторое время, ты сам поражаешься, насколько хорошо идет работа. В такие моменты ты можешь поставить последние маски буквально за несколько часов, и работа будет готова. Вообще, находясь перед мольбертом, я отдыхаю…. 

- Получается, Ваше занятие живописью уже давно вышло за рамки хобби или простого увлечения?

- Да. Мое увлечение плавно переросло в серьезное занятие. Я принимаю участие в больших коллективных выставках и сам готовлюсь к персональному вернисажу, причем серьезно отношусь к изобразительному искусству. Поэтому, у меня просто язык не поворачивается назвать мою деятельность хобби или легким увлечением.  Я уже давно перешел этот этап. 

- Вам помогает общение с художниками? 

- Конечно! Взгляд со стороны, нужный совет и подсказки, очень нужны для твоего профессионального развития. В противном случае расти будет сложно. Многие художники предпочитают уединяться, но мне скучно писать в одиночестве. Мне нравится работать на пленэрах, организуемых главой «Art Council Azerbaijan» Дадашем Мамедовым на площадке перед галереей «Арт Вилла», за что ему отдельное спасибо.  Конечно, за это короткое время сложно создать полноценную работу. Однако, пленэр – это прекрасная возможность пообщаться с другими художниками, поделиться идеями, обсудить интересующие тебя вопросы и просто получить удовольствие.  


- Опишите, что для Вас творческий процесс? 

- Каждая моя новая работа – это ступенька длинной творческой лестницы, по которой я поднимаюсь вверх.  Этот процесс напоминает путешествие, которое сопровождается новыми впечатлениями и приятными воспоминаниями. Я получаю большое удовольствие от самого процесса, от каждого сделанного шага. 

- Рагим, что Вы хотите сказать своим творчеством, и какой смысл Вы вкладываете в свои картины? 

- В виду того, что я пишу человеческие образы, мне хочется донести до людей, что в мире самое ценное – это не золото, бриллианты, квартиры и машины, а человек. Ведь жизнь человека – это нечто святое, ее может отнять только Всевышний. Она бесценна! Все заложено в человеке, все тайны мира, ведь наш организм – это гениальное изобретение и отдельный мир, который мы никогда не сможем изучить до конца. Там всегда останутся неизведанные стороны. Ведь не смотря на развитие медицины, она по сей день остается бессильной перед лицом многих неизлечимых болезней. 

Мне хочется передать зрителям положительную энергию, чтобы зрители, смотрящие на мои картины, получали только теплые эмоции. Для меня это очень важно. Я стремлюсь к тому, чтобы зрители без описания узнавали мои картины на фоне других работ, например, по моему стилю.     

- И напоследок, о чем мечтает Рагим Гашимов? 

- Без мечты человека не существует. Конечно, в творческом плане мне хочется, чтобы мои работы выставлялись во всемирно-известных галереях и выставочных салонах. Что касается врачебной практики, то хотелось бы карьерного роста и еще большему научиться.   


- Рагим, спасибо большое за интересную беседу. Мы Вам желаем новых работ и скорейшей персональной выставки.

- Спасибо! 

www.ann.az

Новости партнеров

Лента новостей

Digər xəbərlər